Принципы и организация работы над собой
  • Register
Техники быстрого засыпания

Техники быстрого засыпания

В практике осознанных снов очень важно научиться быстро засыпать. Случается, что после того как...

Стадии переживания горя: не всё так просто

Стадии переживания горя: не всё так просто

Интернет-пользователь привык полагать себя сведущим в психологии. Хотя бы на самом общем уровне....

Я люблю одиночество

Я люблю одиночество

Психолог Лилия Ахремчик об одиночестве и любви к себе: Время, когда нет детей, мужчин,...

О работе в тройках

1.

Первое, что я хочу сказать, что никакая индивидуальная психотерапия, даже с самим (блин!) Папушем, работы в тройках не заменит. Это вещи разные, и я бы сказал, что очень может оказаться, что для многих вторая из них восполнит то, что не удается получить от меня.

Но здесь есть масса вещей, которые нужно знать и уметь. Об этих технических вещах я и хочу рассказать, опираясь отчасти на то, как меня учили, отчасти на то, что я сам видел, знаю, умею.

(В скобках скажу, что в московском психотерапевтическом сообществе работа в тройках достаточно известна, популярна и принята, и многие зарубежные, а теперь уже и московские учебные программы предполагают, что люди пройдут полное обучение, работая в тройках. Я знаю некоторое количество людей, которые и вне всяких институтов, сами работают таким образом).

Почему именно тройка? (Больше в некоторых случаях можно, меньше — нет.) У кого-то из последователей Успенского я наткнулся на замечание, что для работы нужны как минимум три человека, потому что они могут разделить между собой три силы; один человек ничего не может (если только он не умеет разделять себя на троих, чему можно научиться, но лишь после того, как пройден реальный опыт работы в тройке, то есть посредством интериоризации), но трое, представляющие три силы, что-то могут. Это самое общее соображение.

Для нас же конкретно трое — это три основные функции: исполняющий обязанности клиента (в самом расширенном смысле этого слова), назовем его «ент»; исполняющий обязанности терапевта (в самом широком понимании) — «евт»; и супервизор,сокращенно — «виз».

Следующий очень важный момент, и по существу и по форме: собираясь втроем, очень жестко отделяйте моменты работы от перекуров с чаепитием. Это совсем не так очевидно, как вы думаете, и большое количество троек погорело именно на этом. Поэтому я с этого начинаю, и советую найти формы, будильники (которые, как известно, нужно постоянно обновлять), которые будут вам обеспечивать четкое и жесткое отличение работы в тройке от всех остальных форм общения (естественно, что когда трое собрались, при этом много чего может быть — от «во имя Мое» до «сообразим на троих»). Например, такой формой-будильником для начала может быть включение магнитофона (через некоторое время этот будильник, как всякий другой, может перестать работать, но для начала хорош).

В работе, когда она идет, кто-то обязательно ент, кто-то обязательно евт и кто-то обязательно виз. Возможны редкие исключения, когда функции иные (кто-то, может быть вспомнит, что я такие вещи показывал), но очень строгоконтролируемым образом. Основная форма требует, чтобы работающие четко разделили функции.

Конечно, функции меняются. Не рекомендуется (без специальных оснований) две сессии подряд оставаться в одной и той же функции. Но сессия требует, чтобы функции были разделены и сохранялись (сама сессия может быть различной по времени, как правило от 20 минут до часа; если необходимо больше, это уже предмет специального обсуждения).

2.

Немного поговорю об обязанностях функций (хотя, вообще-то, про это есть в книжке). Начну с типовых, хотя возможны всяческие исключения.

Основное определение роли ент’а в сессии состоит в том, что он задает содержание сессии. Это не значит, что все содержание должно принадлежать только ему. Возможны всякие «привнесения», например, евт может предложить какие-то фрагменты своего содержания для сопоставления. Но идея состоит в том, что сессия (как единица работы) проходит на психологическом поле ент’а. Итоговое, результирующее гештальтoобразование тоже осуществляется на материале ент’а.

Обратите на это внимание. Трое должны провзаимодействовать, создав некоторое единое психическое поле (те, кто слышал на моих лекциях про уникальность психического поля каждого индивида, имеют возможность здесь удивиться и насторожиться). Поскольку функции разделены, трое имеют возможность объединиться на одном психическом поле. И в этом объединении основной материал для гештальтообразования, важнее — гештальтообразующий интерес (а в конечном итоге и сам гештальт) принадлежат ент’у.

Почему это возможно? Именно в этом и состоит «цимес» расклада, его функциональное единство. Остальные уступают функцию гештальтообразования интересу ент’а. Именно этим так мощен «бейсик», поэтому он и является тренингом «коммуникации». Функция евт’а (тем более — виз’а) не является семантико-образующей.

При этом, как вы понимаете, евт должен сложным образом распараллеливаться. У него же как у «просто человека», вне его функции, существует свое собственное психическое поле, образуются свои гештальты, возникают свои интересы, реакции и много еще чего. Но это должно идти параллельно и может быть вынесено на поле-стол сессии только в той мере, в какой евтсчитает это необходимым для гештальтообразования ент’а, — и не больше.

Это трудно, и из-за неспособности это делать многие путают Работу с личными отношениями, в которых потом вязнут: обнаруживается, что как только гештальтообразование евт’а по своей интенсивности переваливает за определенную черту, он забывает, что он евт, ему уже не до того, он уже влип в «отношения».

Так вот, ближайшая функция виз’а — следить за тем, чтобы евт не соскальзывал со своей функции. Евт здесь для того, чтобы помогать ент’у в его, ент’а, гештальтообразовании, и только через это он имеет возможность проявить себя.

Заметьте, что эта вещь, если она соблюдается достаточно жестко, блокирует возможность «полечить» ент’а. (Если в тройку собрались люди, находящиеся в сложных взаимоотношениях, такое желание часто может возникнуть: «Вот я сейчас буду терапевтом, и я уж как-нибудь тебя так прищучу, что ты будешь себя вести потом так, как мне удобно», — говорит про себя говорит муж, сажая жену в кресло ент’а).

Имейте в виду, что в более или менее устойчивых тройках личные отношения возникают обязательно. Не хочу сказать, что этого нельзя проявлять; я даже скажу наоборот — это должно найти свое выражение, раз уж это есть, и раз это динамика и сила. Проявлять нужно обязательно, но только в рамках установленной формы.

Итак, ент предоставляет свое содержание и осуществляет гештальт-образование. Евт катализирует его гештальт-образование всеми известными ему методами. Виз следит за тем, чтобы евт не вносил сюда никакой заинтересованности клиентского типа. В частности, виз может поставить специальную корзину для заявок, чтобы облегчить жизнь евт’а и евт может в эту корзину класть то, что ему нужно, сказав: «Остановитесь, пожалуйста, на секундочку: я хочу здесь отметить, что такой поворот движения ент’а, такое его представление наводит меня на мое представление о моей проблеме, мне хотелось бы, чтобы на следующей сессии мы ее проработали».

3.

Что может быть темами? Я вижу три больших типа тем. Один — что-то вроде бейсика, но с массой под-тем, которые не нашли своего места в основном описании бейсика, просто потому, что всего не охватишь. Общая идея состоит в том, что ентрассказывает о каком-то узле в своей жизненной ткани: скажем, о том, как организовано у него время, или о том, как он живет в отношениях мальчиков-девочек, как он/она себе это представляет, и т.д. — разные живо трепещущие темы.

Всякий, кто начнет действительно в тройке с этим работать, сразу увидит, что это чрезвычайно мощная машина, которая заставляет ент’а переработать, перелопатить, пройти, осмыслить в себе содержание с такой интенсивностью, которая невозможна в десятке часов обыденных разговоров. Если евт действительно заинтересован и хорошо делает свое дело, он расспросит таким образом, чтобы довести ент’а до подлинного гештальтообразования, чтобы у него концы с концами этого гештальта либо явно сошлись, либо явно не сошлись, чтобы он это увидел.

Кстати, я был бы очень заинтересован, чтобы в тройках была проработана тема «мифа о любви и браке». Достаточно большое число присутствующих (и отсутствующих) сейчас вязнет на этой теме.

Второй тип — это собственно психотерапия, — но только в тех случаях, когда евт чувствует себя достаточно методически подготовленным. У меня за последнее время было много возможностей сталкиваться (либо понаслышке, либо воочию) с психотерапевтическими как-бы-работами, когда пытающийся «работать психотерапевтом» был совершенно неподготовлен. Вы, конечно, все очень крутые (как говорит Т.: «Я к самому Папушу на группу хожу»), но все же без соответствующей методической оснащенности за психотерапию лучше не браться. И наоборот, когда минимально необходимая оснащенность есть, то в безопасной и устойчивой обстановке тройки можно попробовать.

Здесь задача виз’а быть методической поддержкой, потому что начинающему психотерапевту трудно, и он должен иметь возможность прямо во время сессии обратиться к виз’у, который сидит спокойно и видит, что и как происходит.

При этом я всячески настаиваю на соблюдении того жесткого закона, что в терапевтической сессии исключается коммуникация между ент’ом и виз’ом. Даже если это три близко знакомых человека, и вроде бы всем все понятно, и пр., я настаиваю на жестком соблюдении некоторых чисто формальных ритуалов.

Если виз считает необходимым расспросить ент’а о чем-то, он должен обратиться к терапевту и попросить его, чтобы он расспросил своего клиента о том-то и том-то. Это, среди прочего, напомнит ему, что он сейчас — виз, и что все его «личные» соображения и интересы сейчас «не к делу»: его задача — методическое обеспечение. А евт пусть не поленится повторить слова: «Расскажи, пожалуйста то-то и то-то».

4.

Теперь чуть-чуть о разделении ответственности. Ни в коем случае не думайте, Бога ради, что ент не несет ответственности за работу. Я тут столкнулся с тем, что у одной опытной, вроде бы, участницы нашей группы живет такая точка зрения, что, мол, клиенту достаточно плюхнуться в клиентское кресло, а дальше вы тащите «бегемота из болота»: «Вот, — говорит, — мне не нравится...» — и описывает ситуацию. — Мне там было дискомфортно» — и все. Точка, абзац, конец программы: работайте, «сделайте мне уютно».

Прямо наоборот: ент отвечает за качественное представление своего материала в рамках задачи. В это входит то, что ентпостарается вспомнить и рассказать то, что имеет отношение к делу, не будет валить все в одну кучу и подсовывать вам то, что к делу отношения не имеет, — одним словом, ент (как и остальные участники тройки) должен хорошо и внятно работать.

Во-вторых, ент отвечает за свое гештальтообразование, т.е. за то, что с его материалом что-то происходит.

Вопрос. А что же терапевт?

М.П. Крик души, я понимаю.

Я говорю о том, что ент делает все, от него зависящее, и во всю свою прыть, а не валится мешком и говорит, чтобы «с ним» работали.

За что отвечает и что делает евт? Расспрашивает (в модальности бейсиковой коммуникации) или осуществляет терапию. Это мы знаем, это мы умеем (или учимся).

За что отвечает виз? (Я сейчас говорю не о том, что он с этого имеет, а о том за что отвечает). Прежде всего, виз отвечает за безопасное протекание всей ситуации.

Вопрос. А терапевт разве не отвечает за безопасность?

М.П. Насколько умеет — отвечает. Евт легко превращается в «хотевта»: ему же очень хочется успешно осуществить свою работу, то есть чтобы клиент продвинулся, решил свою проблему, стал умнее, чище, лучше. По себе знаю, как хочется. Но тогда ситуация оказывается небезопасной.

Соответственно, виз прежде всего отвечает за безопасность ситуации. Причем отвечает до такой степени, что в реальной работе, если пару захлестнуло, и виз чувствует, что становится слишком небезопасно, он выключает магнитофон и говорит «брэк». После этого уже никто не отвечает за то, что будет дальше, потому что то, что будет дальше — это не работа. Может оказаться, что вместо работы люди вцепятся друг в друга, хорошо, если не физически...

Во-вторых, виз в несколько большей степени, чем остальные, отвечает за то, чтобы работа была работой. Конечно, все за это отвечают, все стараются об этом помнить, и если двое заснули, а один вспомнил, тот, кто вспомнил, будит остальных. Но виз, который меньше других вовлечен в содержание, отвечает за то, что сессия — это сессия.

Виз отвечает, — настолько, насколько может, — за методическое обеспечение сессии. Ент в минимальной степени отвечает за методику, он отвечает за материал, за движение по своему материалу, со всеми сопутствующими эмоциями и прочим. Евтвовлечен в то, чтобы повернуть это так и сяк, он использует какой-то метод или какой-то набор методов (не всегда рефлектируя, что он делает, часто двигаясь по интуиции), а супервизор отвечает за широту обзора методов и постоянно держит в уме набор альтернатив.

В отношении прав и обязанностей виз’а сессия может быть организована по-разному. Можно договориться, что виз вправе вмешиваться сам; можно договориться, что отмечаются определенные временнЫе точки сессии; можно договориться, что визвмешивается только по запросу евт’а.

Кстати, есть еще одна функция, которая может исполняться виз’ом, а может кем-то еще (а может вообще не исполняться), в это интересно поиграть, — это функция «начальника сессии». Это отдельная функция. Для эксперимента можно попробовать дажеент’а назначить начальником сессии, если он достаточно опытен и умеет настолько распараллеливаться; это очень повысит его ответственность за работу.

Я советую, чтобы в тройках, которые удаются, где состав устоялся, чередовали формы работы: рассказ-расспрос и терапию, если участники (или хотя бы один из них) достаточно подготовлены методически.

5.

И, наконец, возможна еще одна форма работы в тройке, о которой я хочу сказать напоследок. Это освоение теоретического материала.

Я все время чувствую большую неудовлетворенность по поводу того, что у меня в группе плохо поставлено (вернее — никак не поставлено) теоретическое обучение: есть лекции, есть книжки — почитай и будь доволен... По-видимому, это неправильно.

Я категорически против насильственного «контроля за усвоением материала», типа экзаменов, зачетов, отметок и т.п., да еще если за этим следуют определенные социальные санкции (а они всегда так или иначе следуют). С другой стороны, я хорошо понимаю, что без многократного пересказа, без того что в ВУЗах называют «семинарами», освоение не происходит. Я сам в свое время делал этого очень много, — писал рефераты, обзоры и т.д., поэтому я делать это умею и часто бессознательно полагаю, что и все это умеют, — а на самом деле этого нет. Даже, когда клиент начинает пересказывать сессию, которую я провел, у меня возникает много удивления.

И вот я хочу для работы в тройках предложить такой эксперимент: пересказ фрагмента теоретического материала. По той же самой схеме, когда рассказывающий рассказывает, а расспрашивающий расспрашивает, с твердым пониманием, что речь идет не о контроле усвоения, потому что рассказывающий рассказывает, как это отложилось у него, как он понял, и расспрашивающий расспрашивает как это отложилось у рассказывающего. И только в случае, если рассказывающий вышел сам на какие-то неувязки и сам задает вопрос, можно на этот вопрос ответить, что-де «у меня это вот так», или предложить сопоставление: «Я думаю об этом вот так, а ты как?»

Еще раз: меня принципиально не устраивает ситуация экзамена, потому что там предполагается, что есть какое-то «нормативное» содержание, усвоение которого может и должно быть проконтролировано. А в тройке все содержание принадлежит ент’у, и ент передает свое представление об определенном законченном фрагменте теоретического материала.

Чем здесь занят виз? Здесь очень важно, чтобы он не вовлекся в обсуждение теоретического материала. Виз как всегда занят процессом, он следит за тем, чтобы индивидуальное субъективное психологическое поле клиента оставалось его индивидуальным полем. Ент’у не предлагают усваивать культурно-нормированную точку зрения.

Если бы нам эту вещь удалось попробовать, это было бы очень здорово.

 

Оля Ч. Мы нашли полезным обсуждение прошедшей сессии. Как это может быть организовано, входит ли это в саму сессию?

М.П. Действительно, это очень важный момент. Обсуждение сессии может происходить как за чаем, в свободном режиме, так и в виде специально организованной «начальником сессии» процедуры с лидером (отвечающим за порядок при обсуждении) и магнитофоном, как специальный раздел сессии.

(Позже Оля рассказала, что однажды виз попросил евт’а пересказать сессию, и это оказалось очень неожиданным для всех и полезным.)

 

Самопознание