Образ жизни
  • Register
Техники быстрого засыпания

Техники быстрого засыпания

В практике осознанных снов очень важно научиться быстро засыпать. Случается, что после того как...

Стадии переживания горя: не всё так просто

Стадии переживания горя: не всё так просто

Интернет-пользователь привык полагать себя сведущим в психологии. Хотя бы на самом общем уровне....

Я люблю одиночество

Я люблю одиночество

Психолог Лилия Ахремчик об одиночестве и любви к себе: Время, когда нет детей, мужчин,...

Работа с ложью

Большинство психотехнических (а также и пневмотехнических) школ указывает на необходимость избавляться от лжи как на одну из первоочередных задач начинающего ученика. Делается это не только из этических, — то есть внешних, социально-поведенческих соображений, — но прежде всего ради интересов самого ученика, ибо ложь является значительным препятствием прежде всего для его собственного развития.

В тех случаях, когда до нас доходят развернутые и подробные описания этой проблемы, например, у П.Д.Успенского, мы узнаем прежде всего, что задача это не простая, что вовсе не достаточно просто решить, что с завтрашнего (скорее, с послезавтрашнего) дня «я не буду лгать». Ложь крепко укоренена в нашей жизни (если кто-нибудь усомнится в этом, то нижеследующие упражнения помогут развеять сомнения), и нужна специальная, — и нелегкая, — работа, чтобы с нею справиться.

Контуры такой работы мы и хотим предложить читателям.

Прежде всего, следует различить внешнюю и внутреннюю ложь. Для начала под этим можно понимать просто ложь другим и ложь себе; впоследствии это различие станет более тонким, а вместе с тем точным и ясным. Начнем нашу работу со лжи другим — это проще и яснее.

У многих читателей может возникнуть желание поговорить о том, что такое вообще — ложь. «Пусть, мол, автор даст определение, мы сравним его с другими определениями, покритикуем их все, посетуем на неопределенность понятий и неразработанность современной психологии...» — на том дело и застрянет.

Но ничего подобного мы делать не будем. В той мере, в какой это необходимо для того, чтобы НАЧАТЬ работу, каждый знает о лжи вполне достаточно. А по мере продвижения самой работы вы будете узнавать все больше и больше, причем не от других, с кем вы могли бы поспорить, выпуская пар в свисток, а на собственном опыте. Начинать нужно, как советует, в частности, Гурджиев, со случаев, которые вам совершенно ясны, а сомнительные случаи пока — пока! — откладывать.

Начнем с того, чтобы попробовать вспомнить по одному бесспорному — для вас — случаю, когда вы старались сказать истину, и когда вы старались солгать. Опишите эти случаи, отвечая на приведенные ниже вопросы (ими можно пользоваться и в дальнейшем, расширяя или сокращая последовательность по мере необходимости).

1. Прежде всего, давайте подробно и детально зафиксируем сюжеты этих историй.

1.1. О чем и с кем был разговор?

1.2. Почему или зачем нужно было рассказывать об этом? По какой причине нужно было рассказать правду (например —нуждался в реальном совете или помощи, хотел облегчить душу и пр.) или ложь (например, чтобы не подвести кого-нибудь, или из трусости — потому что человек за что-то отвечал, или потому что правду рассказывать было бы неуместно — слишком длинно, или неправдоподобно, или не соответствовало предыдущим сообщениям тому же лицу, или противоречило тому, как человек старался представить себя в глазах этого лица, или просто из озорства, и пр.)?

1.3. Как вы лгали, в чем именно состояла ложь (искажение информации, умолчание о важных обстоятельствах, перемена акцентов и пр.), и как рассказывали правду — что именно вы хотели подчеркнуть, выявить? Попробуйте вспомнить, как было «на самом деле», вне этой специальной коммуникации.

1.4. Каково было продолжение этой истории: как отреагировал ваш собеседник, какими были более отдаленные последствия правды и лжи?

1.5. Какие уроки вы извлекли из этого тогда; как вы относитесь к этому сейчас? Как вы полагаете сейчас, при спокойном рассмотрении ситуации, можно ли было (и нужно ли было) вести себя иначе? Какие для этого были возможности? Как вам хотелось бы вести себя в такой ситуации?

Обязательным условием этой работы является по возможности полная остановка (на это — только на это! — время) всякой «самокритики», этической оценки, благородного негодования и прочих полезных в остальных случаях жизни действий и установок. Это можно назвать «психотехнической позицией»: вы вспоминаете не для того, чтобы лишний раз себя поругать, а ради психологической работы над собой; оценка здесь совершенно неуместна).

2. Теперь постарайтесь вспомнить, как вы себя чувствовали, когда говорили правду и когда лгали. Постарайтесь не отделываться общими словами вроде «нормально», «неудобно», а подробно припомнить эмоциональное состояние, физические проявления (скованность мышц шеи, плеч, спины, «сосет» под ложечкой, что-то характерное происходит с лицом —покраснел, меняется выражение, что-то с глазами). Поначалу такие наблюдения могут показаться трудными; их очень полезно практиковать, со временем они будут становиться все более точными и подробными и окажут значительную (иногда— решающую) помощь в работе над собой.

Теперь, когда мы выполнили первое упражнение, проделали такое сопоставление (лучше всего — письменно), можно попробовать познакомиться с собственной «стилистикой лжи» более подробно. Для этого нужно вспомнить и описать ряд ситуаций (напоминаем — тех, которые не вызывают у вас сомнений в том, что это именно ситуации лжи). Вспомните два-три случая за последнее время; два-три наиболее ярких случая в вашей жизни; может быть вам удастся вспомнить первый или два-три первых случая, когда вы солгали. Не поленитесь описать эти случаи с той или иной степенью подробности (может быть тоже письменно, или вслух перед магнитофоном, или партнеру, с которым вы договоритесь вместе работать над этой темой).

Напомним еще раз, что все это делается не с целью морального самобичевания, а ради реальной работы; оценку здесь должен заменить искренний интерес к собственной жизни. Древние говорили, что «наука начинается с удивления»; под наукой при этом имелась в виду способность и возможность чему-нибудь научиться. Перлза говорил, что научение — это обнаружение того, что нечто возможно; продолжая эту мысль, можно сказать, что удивление — это обнаружение того, что в данной ситуации возможно нечто иное, чем происходило всегда. Способность удивиться и заинтересоваться, «как именно я живу, как именно я делаю то или иное» — главный залог успеха Работы.

Можно сказать об этом еще и так. Человек всегда поступает наилучшим образом, какой только он может представить себе в данной ситуации. Может быть извне, или «задним умом» видно, что были возможны и другие способы поведения; но в тот момент человек, по-видимому, их не видел. Так что для психологической работы нам нужно постараться понять, как мы видели ситуацию тогда. А дальше, — но не торопитесь с этим, всему свое время, — можно посмотреть, чем нужно «оснастить» себя, чтобы еще лучше справляться со своими трудностями.

Итак, мы набрали около десятка определенных случаев собственной «внешней» лжи. Сформулируем несколько вопросов, которые помогут нам обобщить наши наблюдения.

3.1. Находите ли вы в этих ситуациях что-то общее? Может быть не во всех, а получаются определенные группы? Может быть вам удастся — если не сразу, то постепенно, по мере продвижения нашей работы, — обнаружить определенный «стилистический рисунок» (или рисунки, если групп несколько) вашего поведения в определенных типичных ситуациях?

3.2. Не складываются ли группы посредством «цепочки лжи» — нужно придумывать новую ложь, чтобы оправдать старую, и вот уже разворачивается целая «история» занимающая определенное место в вашей жизни? Или нужно поддерживать тот «имидж», который был заявлен, для этого нет реальных возможностей, и приходится «накручивать» целую систему сложного поведения, чувствуя себя Штирлицем в тылу врага?

3.3. Может быть для определенных типичных ситуаций вы сможете подметить в себе, наряду с определенным типичным поведением и определенные типичные состояния — эмоциональные, психофизические и пр.? Может быть даже у вас возникает иногда ощущение, что «это» сильнее «меня», что-то вроде чувства «опять я в это влип»?

Теперь нам нужно развернуть также и просмотр альтернативных способов поведения.

4.1. По поводу каждого из случаев, или по поводу типичных ситуаций подумайте, есть ли в них другой выход с вашей теперешней точки зрения? Как бы вы — теперешний — сейчас поступили? Как бы вы поступили, если бы были увереннее в себе, спокойнее, сильнее, находчивее, богаче, красивее, и пр.?

4.2. Как вы самому себе объясняли, оправдывали ложь? Может быть у вас вообще сложились представления, в каких случаях лгать можно и даже нужно, в каких неизбежно? Может даже с этими своими «мнениями» вы сами не вполне согласны, но все же практически им следуете?

Напомним, что мы берем только совершенно бесспорные — для нас самих — случаи. Возможно, что после нашего анализа число бесспорных случаев увеличилось, а сомнительных — уменьшилось. Попробуйте с точки зрения тех же и других подобных вопросов рассмотреть какой-нибудь сомнительный для вас случай («можно ли это называть ложью?») — не с целью дать определение, а с целью лучше понять ситуацию.

После такой предварительной работы, которая создала у нас достаточно определенные и отчетливые — причем, что очень важно, наши собственные, а не навязанные извне, — представления, мы можем попробовать посмотреть на нашу текущую жизнь. Первая часть такой практики — ежевечерний отчет о тех случаях лжи, которые имели место за день. Вторая часть, которая требует некоторого опыта, — ежеутренняя «прикидка»: когда и кому мне придется врать сегодня.

По мере того, как картина проясняется, можно попробовать поставить задачу минимизации лжи. Не то чтобы начать выполнять лозунг «не лги»; можно и нужно действовать тоньше и серьезнее.

В нашем анализе есть вопрос, можно ли, — было, будет, — обойтись без данной конкретной лжи. Если мы (повторяю, без всякого самобичевания) внимательно просматриваем ситуации с этой точки зрения, мы наверняка найдем те моменты, когда такая возможность есть. Почему бы ею не воспользоваться, — особенно если мы уже научились предвидеть хотя бы некоторые ситуации, да и неожиданную ситуацию видим гораздо лучше, опираясь на наш опыт анализа? Ведь лгать трудно и неудобно; человек будет утруждать себя ложью только если не видит иного выхода, — а мы как раз научились (и продолжаем учиться) искать и находить иной выход.

По мере того, как мы будем обнаруживать ситуации, где без лжи можно обойтись, мы будем все с большим удовольствием пользоваться этой возможностью. Практика такого рода — не тяжелая борьба с собой на основе моральных догм (о которых, к тому же, известно, что они на самом деле невыполнимы), а постоянное облегчение собственной жизни. Можно не сомневаться, что тот, кто займется такой работой, сможет получить довольно быстрые и заметные успехи.

Но через некоторое время (раньше или позже — по разному у разных людей) вы наткнетесь на препятствие, состоящее вовнутренней лжи. Чтобы подойти к этой проблеме, давайте рассмотрим, как эта внутренняя ложь может быть устроена.

Человек всегда имеет какое-нибудь описание того, что он делает и что с ним происходит. Это описание может быть в большей или меньшей мере отчетливо сформулированным, в большей или меньшей мере осознанным, но оно всегда есть.

Описание это всегда является «версией», и «версия» никогда не бывает единственно возможной. Это очень важный принцип. Как говорили экзистенциалисты (и многие до них), Истину нельзя знать, в ней можно только находиться — или не находиться.

Как правило, у самого человека тоже бывает несколько версий по поводу определенного события. Версия всегда кому-нибудь адресована, это всегда внутренний рассказ кому-то — каким-то внешним или внутренним персонажам. Здесь и возникает место для внутренней лжи.

Дело в том, что в собеседниках из своего внутреннего диалога человек обычно заинтересован не меньше (а часто —больше), чем во внешних собеседниках. Ему не менее важно сохранить перед ними свое «лицо» (если воспользоваться этим красивым японским оборотом речи), ему нужно казаться «хорошим», «смелым» — и мало ли еще каким. Перлз где-то цитирует из Ницше разговор Гордости с Совестью; Совесть говорит: «Ты это сделал.» — Гордость отвечает: «Не может быть, я не мог этого сделать», — и через некоторое время Гордость в этом споре побеждает.

Обычный, не прошедший специальной тренировки человек к такого рода внутренним искажениям прибегает достаточно часто, исключений здесь просто не бывает. И такого рода внутреннюю ложь очень трудно заметить, потому что она обрастает множеством доводов относительно того, что «так и нужно», «иначе и нельзя». Человек привыкает отворачиваться от самого себя. Значительная часть того, что психоаналитики называют «бессознательным», возникает и продолжает жить в психике именно таким образом (хотя не все в так называемом «бессознательном» к этому сводится).

С внутренней ложью в еще большей степени, чем с внешней бесполезно «бороться» — чем больше вы пытаетесь это делать, тем больше она вырастает и запутывается. Здесь вполне применим древнегреческий образ стоглавой Гидры, которая мгновенно отращивала две головы на месте одной срубленной. Первый шаг в направлении освобождения состоит в том, чтобы научиться замечать внутреннюю ложь.

Здесь у нас с вами есть два важных преимущества. Во-первых, мы уже в той или иной мере научились замечать внешнюю ложь, и эта «культура замечания» нам очень поможет. Во-вторых, что еще более важно, мы научились занимать по отношению к себе «психотехническую позицию», то есть ставить на место бессмысленного самоосуждения и самобичевания реальное и трезвое (вспомним Кастанеду) наблюдение и здравый расчет.

Методика работы будет во многом похожей на предыдущую.

Начните с того, чтобы вспомнить (уловить, заметить) два ярких случая: один — когда вы очевидным образом занимались какими-то самооправданиями и «морочили себе голову», и второй — когда вы по каким-то причинами были реально заинтересованы в том, чтобы «по правде» выяснить для себя какую-то ситуацию.

Еще раз предостерегу начинающих: не пытайтесь найти Истину, то есть выяснить как было «на самом деле» — вы только лишний раз запутаетесь в «версиях». Поймать нужно не предметное содержание истории, которую вы вспомнили, а вашевнутреннее отношение — один раз — намерение обмануть себя, другой раз — намерение выяснять правду. Мы говорим о психологии, и нас интересуют только намерения.

Если первое упражнение относительно внутренней лжи вам удалось — расширяйте ваши наблюдения, с одной стороны вспоминая соответствующие ситуации, с другой — наблюдая за собой и отмечая теперь не только внешнюю ложь (эти наблюдения вы, конечно, тоже продолжаете?), но и внутреннюю.

Наверное, и здесь вы постепенно сможете сделать определенные обобщения относительно типичных ситуаций, характерных для вас стилей лжи.

Не пугайтесь того, что вы обнаружите в себе, и не теряйте свою «психотехническую позицию». Не пугайтесь и того, что вы начнете видеть то же самое в других людях вокруг вас. «Такова, — как говаривал один старший инженер Института проектирования сантехнического оборудования, — селява». Займитесь лучше трезвой и постепенной минимизацией собственной лжи. (Трезвости вам действительно понадобится много, и в процессе работы это замечательное качество будет расти и совершенствоваться).

Если вы действительно приметесь за эту работу, вам будет полезно знать, что скорее всего ваши успехи будут развиваться «по синусоиде» — вспышка яркого понимания и видения, потом длительный провал, потом опять вспышка понимания, может быть более длительная и более ясная, и опять провал, и так далее. Можете быть уверены, что упорство принесет вам возможность жить гораздо проще и свободнее — даже без больших перемен в остальных сферах жизни (хотя не исключено, что эти частные наблюдения приведут вас и к желанию измениться и во многом другом). Можно тратить гораздо меньше сил и эмоций на доказывание себе, что ты не всегда верблюд.

 

Самопознание